Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов
Руины | Пётр Антонов

Руины: Проект рассматривает руину церкви в современном российском пейзаже. Руина церкви выступает, с одной стороны, как отсылающий к живописной традиции эстетический образ, с другой — как свидетельство и метафора российской истории ХХ века. 

Точное количество церквей, остающихся в руинах, неизвестно. Нет точных данных и о количестве церквей, закрытых в советский период. Можно предположить, что в руинированном состоянии остаётся от четырёх до пяти тысяч церквей, или одна треть из сохранившихся.

Образ руины традиционно выступает в роли аллегории временности всего мирского в европейском изобразительном искусстве. Руина церкви, столь часто встречающаяся в российском пейзаже, становится олицетворением «русской античности» — эпохи, отделенной от нас интервалом в сто лет, но как будто бы не связанной с настоящим.